zol_dol (zol_dol) wrote,
zol_dol
zol_dol

Почему не расстреляли Жукова? Подмена = Измена 2часть

начало
Под «южный» вариант в ГШ в начале мая «Планы прикрытия» для запокругов сочинили, обязав округа отработать новые ПП к концу мая (как утверждают авторы сборника «1941 год — уроки и выводы», эти ПП не соответствовали «последним» «Соображениям» даже «южного» варианта»). А вот «северный» вариант в ГШ, похоже, так и «не успели» отработать, хотя бы в виде директив для запокругов на отработку еще одних, «запасных», Планов прикрытия. То есть, получив от Сталина указание на отработку двух вариантов отражения агрессии Гитлера, Жуков и Тимошенко в первую очередь отработали свой, «южный» вариант. Отработали по нему необходимые директивы, карты и т. п., после чего западные округа худо-бедно отработали и новые Планы прикрытия. А вот на второй вариант отражения агрессии, с упором на Прибалтику и Белоруссию, с размещением там основных сил и средств, нарком и начальник ГШ, похоже, «забили» («не успели» отработать).
Опубликованные еще в 1998 году в «малиновке» и цитируемые всеми исследователями и историками мартовские «Соображения» — это не более чем черновик «южного» варианта развития событий. Были и существуют также и утвержденные «Соображения» от марта 1941 года и карты к ним, что видел Веремеев — их Сталин и Молотов изучали и рассматривали. Также должны были разработать и представить Сталину и «северный» вариант. И уже исходя из обстановки — данных разведки о сосредоточении немецкой группировки, и был бы запущен либо «южный», либо «северный» вариант подготовки нашей обороны и действий окончательно к исполнению. Должны ли эти ДВА «варианта-Соображения» иметь подписи наркома и начГШ? Должны. Но только оригинальные «Соображения», по которым и должны были затем работать в ГШ, отрабатывая «Планы прикрытия» для приграничных округов.
На всех на сегодня опубликованных «южных Соображениях» от «марта 1941 года» нет подписей Жукова и Тимошенко и нет соответственно утверждающих подписей Сталина или Молотова. Возможно, что это не более чем черновые разработки Генштаба, которые не подписывались и не утверждались у Сталина, но которые сегодня преподносятся как именно утвержденные и официальные. Что не делает, конечно же, их «подлинными». То есть по сути это не более чем фальшивки. Для чего нужны эти фальшивки публикаторам их в той же «малиновке»? А чтобы показать, что и «Соображения» («план») от 15 мая» не просто черновик, а план, вытекающий из уже «агрессивных» предыдущих «Соображений», от марта 41-го. Вот только составители «малиновки», видимо, не очень соображали, что «мартовские Соображения» — это не более чем часть общих «Соображений» Шапошникова, а не отдельные и самостоятельные «Соображения». Но если опубликованные на сегодня «Соображения» (которыми и Солонин пытается размахивать) не более чем по факту фальшивки, то где ж тогда оригинальные «Соображения»?! Да все там же — в архивах — в ЦАМО или, в крайнем случае, в архиве Генерального штаба.
Генштаб должен был отработать со всей документацией ДВА варианта отражения агрессии — ответный удар из ПрибОВО-ЗапОВО главными силами РККА по главным силам вермахта и ответный удар из КОВО при главных силах вермахта против ПрибОВО-ЗапОВО. Однако только по «южному» варианту и начали НКО и ГШ действовать и подготовили те же «планы прикрытия» округов в начале мая.
Вот что написано о «северном» варианте в исследовании «1941 год — уроки и выводы». Сочинение вполне профессиональное, солидное и закрытое — только для специалистов:
«Во втором варианте («северный») с развертыванием главных сил к северу от Брест-Литовска (приложение 16) замысел сводился к тому, чтобы в течение 20 суток перегруппировывая и сосредоточивая войска, опираясь на укрепленные районы, активной обороной прочно прикрыть минское и псковское направления и не допустить глубокого вторжения немцев на советскую территорию.
В последующем (на 25-е сутки мобилизации) войсками Западного и Северо-Западного фронтов (около 105 стрелковых Дивизий, 5500 танков и 5500 самолетов) перейти в наступление и нанести решительное поражение главным силам противника (около 140 дивизий, из них 10 танковых) и овладеть Восточной Пруссией. Одновременно войсками Юго-Западного фронта, прикрывая частью сил Западную Украину и Бессарабию, нанести поражение иван. городско-люблинской группировке противника и выйти на среднее течение Вислы.
Овладение Восточной Пруссией имело важное экономическое и политическое значение, так как резко снижало возможности Германии в ведении войны. Однако целесообразность нанесения главного удара на этом направлении вызывала большие сомнения Генерального штаба, который вполне резонно считал, что бои в Восточной Пруссии могли принять затяжной характер, а это могло ускорить вступление Балканских стран в войну против Советского Союза. Тем не менее этот (также наступательный. — O.K.) вариант сохранялся, хотя при более тщательной оценке природных условий, высокой подготовленности театра военных действий, соотношения сил и средств сторон (учитывая и качественные параметры соединений) от него можно было отказаться, заменив оборонительным вариантом…»

Что значит «заменить оборонительным вариантом»? «Всего лишь» — поставить задачу этим округам «упорно обороняться» до готовности главных сил РККА, прибывающих в помощь из внутренних округов, а не пытаться сразу переть в ответное контрнаступление.
Как писал М. В. Захаров, в НКО и ГШ понимали и знали, что главные силы немцев будут бить только по Белоруссии и Прибалтике. И сборник «1941 год — уроки и выводы» это в принципе подтверждает, хотя текстовую часть «Соображений» по «южному» или «северному» варианту, к сожалению, и не приводит. Как уверяет группа авторов этого исследования, «северный» вариант вполне существует, а вот ознакомиться с обоими «вариантами» историки пока не могут. Точнее, могут только особо «избранные», имеющие допуск в архив того же Генерального штаба. Но если эти документы и переданы в ЦАМО, то найти их также смогут не всякие исследователи — не так просто перелопатить километры стеллажей ЦАМО. Особенно если не знать, где искать, и есть негласная установка — данные «Соображения» не выдавать кому попало. Но если кто-то сможет найти эти варианты «Соображений», то можно, ознакомившись с ними, и увидеть — утверждены ли были «Соображения» от марта 1941 года, «Северный» и «Южный» вариант или нет.
То есть, получив от Сталина указание на отработку двух вариантов отражения агрессии Гитлера, Тимошенко — Мерецков и Жуков в первую очередь отработали свой, «южный» вариант. Отработали по нему необходимые директивы, карты и т. п., после чего западные округа худо-бедно отработали и новые Планы прикрытия. А вот на второй вариант отражения агрессии, с упором на Прибалтику и Белоруссию, с размещением там основных сил и средств, нарком и начГШ, похоже, «забили». А ведь еще у Шапошникова в «общих» «Соображениях» прописано четко — главным считать удар немцев из В. Пруссии, по Прибалтике и Белоруссии. То есть Жуков должен был в первую очередь отработать «северный» вариант! После чего в округах на случай нападения Гитлера должны были иметь ДВА варианта отражения агрессии — два Плана прикрытия!
Но более интересно вот что: а что же ожидалось нашим Генштабом на «той стороне», где ожидался главный удар и главные силы Гитлера в обоих «вариантах»? И почему надо было так «секретить» и прятать подлинные и утвержденные соображения весны 1941 года? А вот как раз на картах-схемах этого «Приложения», изготовленных составителями этого сборника именно на основе оригинальных и утвержденных Сталиным мартовских «Соображений» ГШ и карт к ним, это видно вполне (напоминаю — это исследование вообще-то не для широкой печати издавалось, а «Для служебного пользования», и схемы нарисованы точно в соответствии с текстами разных вариантов «Соображений»).
По «северному» варианту против ПрибОВО и ЗапОВО ожидается — «до 120 пех. див. и до 10 танк, див.», а также «до 50–60 пех. див. и до 5 танк, див.», расположенных между ЗапОВД и КОВО, между «Белостокским» и «Львовским» выступали. Далее против КОВО и ОдВО — «До 15 пех. див. (венг.)» и «До 30–35 пех. див. (рум.)».
А по «южному» варианту, по оригинальным «Соображениям» и картам главные силы вермахта ожидались точно так же! Против ПрибОВО и ЗапОВО — «до 120 пех. Див. и до 10 танк, див.», а также «до 50–60 пех. див. и до 5 танк. див.». На стыке ЗапОВО и КОВО. Против КОВО и ОдВО — те же «До 15 пех. див. (венг.)» и «до 30–35 пех. див. (рум.)».
Как видите, в обоих случаях главные силы Германии (и ее союзников) ожидаются именно против Прибалтики и Белоруссии! До 180 пехотных дивизий и до 15 танковых. А против КОВО не более чем второстепенные силы, до 50 пехотных, и в основном Венгрии и Румынии! И возможно, некоторые силы немцев в виде люфтваффе им в помощь. И пусть сами предполагаемые цифры для немецких войск оказались неверны (завышены) — немцы выставили сил меньше в ПрибОВО и ЗапОВО, а в КОВО больше в реальности, но! Направление Главного удара Германии в НКО и ГШ, по обоим вариантам, рассчитано было верно — главный свой удар немцы наносили именно по Прибалтике и Белоруссии! А против КОВО с ОдВО в НКО и ГШ ждали только войска союзников Гитлера.
То есть «Соображения от 11 марта», хранящиеся в ЦАМО, любые «Соображения» сходные с ними текстом — в том, что главный удар немцев ожидается нашим Генштабом по Украине, — фальшивки! Или черновики по «южному» варианту еще «от Мерецкова». Ну и соответственно фальшивкой является утверждение маршалов о том, что «Сталин заставлял их считать украинское направление главным в ударе Гитлера»! Ведь в конце концов разведка и давала Генштабу состав и группировки немецких войск против СССР! На основе чего Генштаб и сочинял «Соображения» в разных вариантах и карты к ним.
Чтобы не быть голословными, приведем эти самые приложения:
Обратите внимание — Захаров указывает, что главный удар Гитлера ожидался только и исключительно по ПрибОВО и ЗапОВО, а Тимошенко с Мерецковыми главные силы РККА для ответного удара погнали в КОВО. При этом Захаров в 1969 году в своей книге ссылается на «Соображения», по которым и начали войну нарком и начГШ («южный» вариант), и дает их архивные реквизиты хранения — «Архив ГОУ ГШ, оп. 240-48 г., д. 528-V», и это архив Оперативного управления ГШ. Так вот — оригинальные «Соображения» и хранились всегда в этом архиве. Долгое время из архива ГШ в ЦАМО вообще практически ничего не передавалось, и уж тем более эти «Соображения». По крайней мере, до конца 1990-х годов. Так что опубликованные в «малиновке» в 1989 году «Соображения от 11 марта» из ЦАМО — именно фальшивка.
Также обратите внимание на разграничительные линии для армий в приграничных округах по разным вариантам (на военных картах линии между армиями должны быть двойными, но в данном случае это не карты, а именно схемы). По «северному» варианту «Соображений» мало того что основные силы немцев ожидаются против ПрибОВО и ЗапОВО, так еще и никаких немедленных ответных ударов армиями западных округов не готовится — линии между армиями уходят в глубь нашей территории, то есть армии уходят в оборону. И ответный удар наносится силами, прежде всего ЗапОВО и ПрибОВО, по главным силам Германии после отражения первых ударов вермахта. А по «южному» варианту, при том, что главные силы Германии ожидаются все там же — против ПрибОВО и ЗапОВО, линии между нашими армиями уходят сразу на территорию противника. То есть по «южному» варианту» готовился именно немедленный ответный удар из КОВО по напавшему врагу, с отсечением вермахта от союзников — Венгрии и Румынии. Из «львовского» выступа. И такой же удар из ЗапОВО — из «белостоцкого» выступа. При поддержке армий ПрибОВО.

Но тут и возникает вопрос — так куда делся «северный» вариант и почему о нем как будто забыли военные историки? Может, потому что именно он и был на самом деле утвержден и наркомом с начГШ, и Сталиным как основной?
Увы, пока не будут официально опубликованы «северный» и «южный» варианты «Соображений» от марта 41-го, на которых можно будет увидеть, были ли они подписаны наркомом, начГШ и, главное, Сталиным, то так и придется гадать — самовольно или нет военные применили в подготовке отражения агрессии Германии именно свой «южный» вариант, вместо которого нам подсунули «Соображения от 11 марта 1941 года». Ведь никто из Жуковых — василевских так об этом и не написал в своих мемуарах прямо и четко — о том, как шло рассмотрение этих двух вариантов «Соображений» в марте 41-го и какой из них получил окончательное одобрение на самом деле у Сталина. Хотя маршал М.В. Захаров, похоже, и попытался указать на то, что «киевская мафия» именно под свой округ и претворяла в жизнь «южный» вариант. А вот было ли это законно или нет — историкам еще долго придется разбираться.
Хотя, конечно, предполагая, что против КОВО с ОдВО немцы и их союзники выставят «всего» под полсотни дивизий, ударить по ним силами КОВО и ОдВО чуть не сотней дивизий — ну о-о-очень заманчиво. Реально же немцы и их союзники выставили примерно 64 дивизии и свыше 1000 танков на юге, а в центре и в ПрибОВО — около 80 дивизий и около 3000 танков. Но в любом случае удивляет — а что, в ГШ не понимали, что в Венгрии и Румынии есть свои танки, которые те выставят, нападая на СССР?! Ведь и у Венгрии и у Румынии были точно такие же чешские танки, что шли в первых рядах и у немцев. Почему против Украины Генштаб в лице Жукова не ожидает от противника ничего кроме пехотных дивизий?! Что это — умышленное занижение сил противника, чтобы пропихнуть свою дурную идею с нанесением ответного удара любой ценой?!
При всей «солидности» исследования «1941 год — уроки и выводы» в нем все же видно, как «группа авторов» немного «лукавит»:
В чем «лукавство»? А в том, что «армейские планы прикрытия были в основном утверждены, задачи соединениям определены». Если вы почитаете Военно-исторический журнал (ВИЖ), № 3 и № 5 за 1989 год (а еще лучше полные ответы командиров), то там в ответах комдивов и комкоров с комармиями на вопрос Покровского № 1 «Был ли доведен до войск в части, их касающейся, план обороны государственной границы; когда и что было сделано командованием и штабами по обеспечению выполнения этого плана?», увидите, что практически ни один командир от армии и ниже в запокругах понятия не имели о новых майских ПП! Так что говорить о том, что «в войсках поддерживалась постоянная готовность к их выполнению», можно только с большой натяжкой. Потому что «войска вступили в войну», именно «не имея конкретных боевых задач». Что сегодня «резунам» дает возможность заявлять, что немецкого нападения не ждали (ведь «боевых задач по обороне не имели») и после этого нападения наши войска действовали без всяких планов, «импровизировали»…

Сталин хоть и был «Великий и всемогущий», но не настолько, чтобы каждую роту лично размещать на «ротном опорном пункте» на границе. Так что в сентябре 40-го ему приходилось доверять своим генералам. По крайней мере, «не доверять» причин у него не было. И «согласившись» с мнением Генштаба на это размещение войск вдоль границы, что сохранилось к июню 41-го, у Сталина не было особых «причин» ставить лично Жукова к стенке. В конце концов, даже маршал М.В. Захаров, будучи в личных «контрах» с маршалом Победы, в своей книге указал на тех, кто персонально виновен в том размещении войск — с усилением Юго-Западной группировки, в КОВО — Тимошенко — Мерецкова. Тех, кто стал протаскивать идею нанесения ответного удара по напавшему врагу из Украины, по союзникам Гитлера. А Жуков только продолжил реализацию этой авантюры, став начальником Генштаба в феврале 1941 года.
Может, позже сам Сталин чувствовал личную «вину» за то, что слишком доверял генералам, их «профессионализму»? В конце концов, чтоб не ломать себе голову, он просто взял все в свои руки к августу 41-го от греха подальше. Взял на себя ВСЮ ответственность по руководству войной, стал Верховным Главнокомандующим. Знал, что потом, один черт, обвинят во всех смертных (и бессмертных) «грехах».
Военные предложили два варианта отражения агрессии — ответный основной удар по Гитлеру по его же войскам в В. Пруссии и северной Польше из Прибалтики и Белоруссии. И второй — ответный удар из Украины. С отсечением Гитлера от нефти Румынии и прочих союзничков Гитлера на Балканах — «на Люблин». С окружением и уничтожением до 100 немецких дивизий в Пруссии и Польше. Сталин дал добро на разработку обоих вариантов, но при этом предпочтительным должен был считаться удар из ПрибОВО и ЗапОВО с размещением там главных и более крупных сил РККА. Не исключалась и возможность нашего ответного удара из КОВО, однако только при условии, если против КОВО будут обнаружены именно главные силы немцев.
Преступлением было начинать ответный удар-контрнаступление немедленно, на «следующий» день после нападения врага. Вот за что Жуков должен как командир нести ответственность. Но и тут Жуков додумался свалить ответственность за это на «тирана». Мол, Сталин вечером 22 июня заставил его поставить подпись по телефону (?) под директивой именно наркома (а не Жукова) «№ 3».
Есть еще важная причина, по которой Жукова с Тимошенко под суд не отдали «за измену», а Павлову поменяли статью «измена» на «халатность». В те дни разговоров среди солдат о том, что «команиры нас предали», было слишком много, и если бы еще и наркома обороны с начальником Генштаба отдать под суд «за измену», то армия просто начнет разваливаться — солдаты перестанут выполнять приказы и даже поднимать командиров на штыки под крики «измена». Что уже было в феврале 17-го в царской армии.
Так что отдавать под суд бывшего наркома Тимошенко и начальника ГШ Жукова, возможно, и надо было летом 41-го, но нельзя было. Увы…
Tags: 22 июня, Жуков
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments