zol_dol (zol_dol) wrote,
zol_dol
zol_dol

Category:

Вранье об убийстве Троцкого 2

начало
2. Джозеф Хансен (1910-1979), секретарь Троцкого. Он, несмотря на молодость, имел вес в IV Интернационале: за его авторством в бюллетенях IV Интернационала публиковались программные статьи, и его меткие выражения цитировал сам Шахтман, стоявший у истоков американского троцкизма. Вскоре после смерти Троцкого Хансен стал одним из руководителей СРП и пробыл в её руководстве до самой смерти.
В полиции 22.08.1940 г. Хансен заявил, что
«Джексон (Морнар) более полугода является частым гостем на вилле и пользуется доверием Троцкого, благодаря своим связям с троцкистским движением Франции и США».
Далее Хансен уверяет, что никто и не подозревал, что Морнар является агентом ГПУ (как бы имея в виду, что это уже доказанный факт), и описывает, как Троцкий с Морнаром якобы уединились в кабинете, как он услышал крик (якобы Троцкого) и бросился на помощь, застав того уже с пробитой головой, но на ногах и дерущимся с Морнаром (!!). У последнего, по словам Хансена, был в руках пистолет, который тот не использовал. Хансен с охранником Робинсом скрутили Морнара и избили. Троцкого в это время уложили и начали оказывать помощь, и тот якобы приказал не убивать своего убийцу, а заставить того дать показания. Перед тем как потерять сознание, Троцкий, по словам Хансена, лично ему сообщил, что убийца — скорей всего, агент ГПУ, и произнёс несколько пафосных фраз-воззваний к своим сторонникам, понимая, что дни его сочтены.
После описания убийства Хансен добавляет в интервью уже от себя, что
«Джексон и есть тот, кому убитый позднее охранник Харт открыл дверь, впустив банду убийц. Это объясняет, почему Джексон уехал в США сразу после 24 мая.»
Этим утверждением Хансен очевидно уводит следствие на ложные пути (уж Хансен-то знает, что 24 мая была провокация!), т.е. мы ещё раз видим, что Хансен не заинтересован в поисках следствием истинных сообщников Морнара, если таковые были. И это в очередной раз подтверждает, что к убийству Морнаром Троцкого Хансен был готов: такие заявления не могут быть экспромтами.
7. Важные детали, не стыкующиеся с троцкистской версией, ставшей ныне общепринятой
Заметим, что троцкисты, чем дальше от дня убийства, тем больше объясняют присутствие Морнара в доме Троцкого только как знакомого Сильвии, великодушно принятого гостеприимным Троцким. Чего не могло быть по определению, учитывая, как боялся Троцкий нападения и как серьезно охранялся его дом.
По словам троцкистов, Морнар был относительно частым гостем Троцкого. Визиты Морнара и степень его вовлечённости в деятельность Троцкого преуменьшаются. Однако, упоминая в интервью об охраннике Харте, Хансен проговаривается. То, что охранник мог впустить Морнара в 4 часа утра (Сильвии в мае 1940 года не было в Мексике), говорит о том, что Морнар не просто «приходил навещать» Троцкого, а работал у него. И работа эта была специфическая и ненормированная. Настолько специфическая, что на вилле у Морнара было своё какое-то личное пространство, куда он мог прийти в любое время. Иначе говоря, он жил на вилле. И работал.
Возможно, у Морнара было ещё какое-то место жительства в Мехико, но на вилле он не просто «часто появлялся», а напротив, редко покидал её. Как ни крути, а этот факт заболтать троцкисты не могут, и частенько проговариваются, опровергая сами свою версию о «частом госте». Например, к годовщине смерти Троцкого в статье «Последствия смерти Троцкого» они пишут:
«Сегодня исполняется 78 лет, как умер Лев Троцкий, великий вождь революции, погибший в результате покушения сталинского агента, который жил тогда в его доме в Койоакане, Мехико.»
Факт проживания Морнара в доме Троцкого и его работы на Троцкого не подлежит сомнению — он запечатлён во многих свидетельских показаниях, опубликованных в газетах того времени.
А это значит, что никаких других дел и «прикрытий» у Морнара не было. Они ему были и не нужны! Он больше нигде не работал, вопреки троцкистской версии, что он якобы торчал в Мехико возле Сильвии, обманывая её и прикрываясь личиной зажиточного спекулянта, жирующего на проценты с каких-то оптовых поставок чего-то в Мексику. На самом деле именно Сильвия больше работала в Нью-Йорке, чем в Мехико. И на толстосума 36-летний Морнар не походил: по полицейскому описанию, «одет он был бедно».
Теперь о ледорубе. По версии троцкистов, Морнар решил убить Троцкого ледорубом и несколько раз проникал в дом Троцкого в жаркие августовские дни с плащом наперевес, под которым прятал своё страшное оружие. Но Морнару, даже если он действительно сошёл с ума и избрал загодя такой экзотический способ отправить человека на тот свет, не надо было таскаться с ледорубом. Морнар не скрывал своего увлечения геологоразведкой в прошлом (позднее троцкотня и здесь соврёт, сказав, что Морнар занимался альпинизмом). Он мог оставить ледоруб в своих личных вещах в комнате, где спал, или даже в кабинете, где работал. Никто бы не возражал. Тем более, что, как мы выяснили, Морнар работал у Троцкого. На предмет оружия обыскивать Морнара никто бы не стал — он был, как и все секретари и охранники Троцкого, вооружён револьвером.
Ещё один важный момент — нанесение удара. В мемуарах Седовой и в показаниях Хансена Морнар нанёс ничего не подозревающему Троцкому подлый удар. И Морнар спокойно бы вышел из кабинета и был таков, если бы не якобы мистическая воля Троцкого, позволившая ему с раскроенным напополам черепом (ледоруб углубился в мозг на 7 см, причем лопаткой, а не клювом) позвать на помощь и, разбрызгивая мозги по ковру, броситься на своего обидчика, дать ему адекватный отпор, выбежать из кабинета, а потом отдавать распоряжения, надиктовывать мудрые напутствия и т.п. Эта троцкистская чертовщина сразу же стала официальной версией хода убийства, её на полном серьёзе и по сию пору расписывают в книгах, экранизируют и обсуждают в СМИ, считая доказанной.
А вот охранники утверждали под протокол, что убийству предшествовали несколько минут доносившейся из кабинета ожесточённой ругани между Морнаром и Троцким. Заметим, никто не побежал на звук перепалки! А почему? Да потому что эта ругань была обычным делом, по крайней мере, не в первый раз в последние несколько недель, предшествовавших убийству. По утверждению очевидцев, эти ссоры были на политической почве:
«Морнар высказывал резкое несогласие с Троцким по поводу Четвёртого Интернационала».
Морнар, по многочисленным утверждениям, в том числе и по его собственному, имел связи с французскими троцкистами. А накануне убийства ряд фрацузских троцкистов откололся от IV Интернационала. Вот вам и почва для разногласий с Троцким, одна из существенных причин для них. Впрочем, их конкретика сейчас не важна. Ясно одно: и Хансен, и Сильвия знали о них. (Сильвия приехала из США в Мехико где-то за месяц до убийства.)
Ясно также и другое: убивать Троцкого исподтишка, по крайней мере, 20 августа 1940 года, Морнар не собирался. Потому что, когда планируешь нанести сзади удар, не ругаешься на всю ивановскую со своей намеченной жертвой! А спокойно, не реагируя на провокации, усыпляешь бдительность, улучаешь момент и… хрясь дубиной по темечку, или как там у них, у троцкистов, положено…
Но намерения убить Троцкого у Морнара действительно были: в его личных вещах обнаружили его письмо с открытой датой, которое он составил на случай, если его убьют при задержании после совершения убийства. (По официальной версии Морнар передал это письмо врачу в карете скорой помощи, но это бред — письмо бы перехватили полицейские, и, к тому же, наверняка Морнара обыскали с ног до головы охранники с Хансеном).
Письмо это, безусловно, было составлено с ведома и под редакцией Сильвии и Хансена — в противном случае Морнар бы использовал гораздо менее осторожный слог по поводу вовлечённости Троцкого в сотрудничество со спецслужбами «одной великой страны» и т.п. Если бы текст письма не устраивал троцкистов, оно бы не попало в руки полиции, а Морнара пристрелили бы на месте преступления. Никаких других подробностей о том, что имел сказать суду Морнар, троцкисты не раскрывают, утверждая, что тот строго придерживался текста письма и от дополнительных комментариев его содержания отказался.
Также все в один голос врут, утверждая, что Морнара застали с пистолетом в руках, который тот зачем-то достал после того, как раскроил Троцкому череп. Это очевидная выдумка. Морнар скорее всего даже не думал его доставать. К Морнару с револьвером наперевес никто бы даже не приблизился. Его бы пристрелили. Никто ради упыря Троцкого не стал бы бросаться под пулю. Этот момент ключевой в троцкистской байке об убийстве в эпизоде с задержанием Морнара.
Далее версии расходятся: то его бьют охранники, то его охранник и Хансен бьют, но как они к нему подскочили, как выбили револьвер из рук, об этом упоминается как-то вскользь либо вообще не упоминается. А ведь это самое интересное и самое сложное при задержании убийцы! Кто тот герой, что не побоялся шагнуть под пулю Морнара, если у него все-таки был в руках пистолет?
Пожалуй, ещё необходимо сказать, что описания расположения раненного Троцкого и его поведения у Хансена и у Седовой полностью расходятся. И они отличны от того, что описывает личный врач Троцкого, прибывший на место до полиции. Но зато они оба сходятся на чертовщине с дракой Троцкого с проломленным черепом с Морнаром и пламенным речам Троцкого по дороге в госпиталь и по ходу оказания ему первой помощи. От репортажа к репортажу содержание ими сказанного корректируется, становится то более связным, то наоборот — мы не будем утомлять читателя дурацкими цитатами, и так ясно, что оба рассказчика, Седова и Хансен, врут, как сивые мерины.
8. Убийство
В свете всего сказанного в принципе всё уже ясно. По тем или иным причинам Морнар больше не хотел работать на Троцкого и оказался в тупике на другом конце света вне закона, без документов и денег и под колпаком, как он понял (или ему помогли понять), не шибко разборчивого в средствах человека. На этом сумели сыграть его подельники. Загнанного в угол Морнара натравили, спровоцировали и подставили. Уйти бы ему никто не дал. Морнар настолько доверился Сильвии, что был не опасен в случае ареста. Да у него и не было другого выхода. Он бы Сильвию не выдал. Хансен и Сильвия это знали.
В противном случае Хансен бы без разговоров пристрелил Морнара — имел полное право: как-никак у Морнара был в кармане пистолет. И то, что Морнара не пристрелили, ещё раз говорит о том, что все понимали, что ничего страшного для них в его аресте нет. Будет молчать, как миленький. А проболтается — кто ж ему поверит? У Сильвии была надёжная защита. Адвокатом выступал Альберт Гольдман, ещё один лидер СРП. Кстати, этот Гольдман представлял Троцкого в деле о налёте 24 мая.
Как всё произошло в лицах — сложно сказать. Вариантов — тысячи. Важно, что в комнате, где находились Троцкий с Морнаром и Сильвией вспыхнула ссора, в процессе которой стало понятно, что Троцкого после услышанного оставлять в живых было уже нельзя. А как оказался в руках у Морнара ледоруб и почему именно ледоруб — это уже неважно. Важно, что он опустился на голову Троцкого. Тот упал, как подкошенный. А Сильвия? А Сильвия закричала, имитируя ужас. И ловко разыграла обморок…
Лев Троцкий находился больше суток между жизнью и смертью. Никаких посмертных завещаний он никому не нашептал. «В его состоянии он едва ли был способен пробормотать больше чем несколько невнятных слов,» — скажут потом врачи, которые боролись за его жизнь.
9. Появление мифа о Меркадере
Итак, мы определили, как минимум, трёх непосредственных убийц Троцкого, один из которых, Морнар, отсидел почти 20 лет в тюрьме за это убийство, а двое его сообщников, свалив вину на него, вышли сухими из воды. Хотя должны были разделить с ним как скамью подсудимых, так и тюремные нары. Безусловно, были и ещё сообщники. За убийством, как и за предшествующим убийству самострелом Троцкого, стояли американские троцкисты — более конкретно, руководители СРП.
Сокрытие и искажение правды, полнейшая несуразица картины убийства, а также нелепость и беспочвенность троцкистских обвинений советских спецслужб и чуть ли не самого Сталина в организации убийства Троцкого были довольно очевидными во время Второй мировой войны для тех, кто следил тогда за развитием событий. Поэтому официальная пропагандистская машина союзников СССР соблюдала внешнюю видимость «приличия» в отношениии фантазий троцкистов о какой бы то ни было связи убийц Троцкого с СССР. В официальную прессу союзников эта ложь просачивалась без утвердительных интонаций лишь в виде «мнений», не подкреплённых никакими фактами: «как заявил такой-то…», «по мнению сякого-то…», «рассякой-то не исключает, что…». Словом, бурная река этого вранья не разливалась далеко за пределы троцкистской и другой фашистской периодики и публицистики.
Эпизод с убийством Троцкого, таким образом, занял рядовое место в списке совершенно голословных фашистско-троцкистских обвинений НКВД в «международной террористической деятельности» в 1920–30 гг. и, ввиду очевидной нелепости, никого, кроме совершенно не посвящённых в детали и глубоко ангажированных людей, заинтересовать не могли.
Такое положение вещей, разумеется, лишь постольку-поскольку устраивало империалистов, особенно их передовой отряд — американский капитал. И с началом «Холодной войны» задача очернения международного имиджа СССР и советского социализма была поставлена им ребром.
Реинкарнация гнилого фашистско-троцкистского вранья о Красной Армии и НКВД, была одной из важнейших частей этой задачи. В разработку пошло всё: от продукции геббельсовского агитпропа до троцкистских инсинуаций.
Что касается авторитета НКВД, то прямолинейное троцкистско-геббельсовское продавливание темы с «массовыми репрессиями» было по тем временам неуместным. Московские процессы доказали полную несостоятельность и голословность троцкистских врак о якобы бездоказательности существования в СССР масштабных троцкистско-фашистских заговоров, о «правовом произволе» в стране социализма. А если говорить о внешне-политической деятельности НКВД, то не было ни единого факта, подтверждающего фашистско-троцкистские бредни о «разветвлённой международной агентурной сети НКВД», якобы осуществляющей преследование и террористические акты «возмездия» против политических оппонентов по всему свету в мирное время.
И в этих условиях американские троцкисты, прекрасно понимавшие свои задачи пособников американского империализма, нацелившегося на завоевание мирового господства, взялись за развитие шитого белыми нитками вранья об убийстве Троцкого якобы агентом НКВД. Тем более, что это полностью совпадало с их собственными интересами и никому, кроме них, эта задача была не по плечу: ведь никто, кроме настоящего убийцы, и без ведома настоящего убийцы, знающего, как было дело, не сможет правильно запутать следы и даже не станет этим заниматься! (К счастью, у американских троцкистов так и не получилось создать единую непротиворечивую картину событий 1940 года вокруг убийства Троцкого, которая бы выполняла роль перевода подозрений от них к спецслужбам СССР.)
С троцкистскими обвинениями советских спецслужб в убийстве Троцкого, которое и по сей день является центральным и единственным якобы доказанным актом террористической деятельности НКВД за рубежом на территориях стран, не ведущих открытые боевые действия против СССР, была одна очень серьёзная проблема. Все обвинения были голословные. Никто их не мог подтвердить. Морнар не сказал ни слова ни о своих сообщниках, ни на суде, ни после, и убийство так осталось в материалах дела как дело рук одиночки.
Сильвия покинула скамью подсудимых полностью оправданная, а Хансен избежал даже тени подозрения. Сильвию в суде представлял адвокат Троцкого Гольдман – та была освобождена 24.12.1940 г., в течение 4 месяцев находясь под арестом в госпитале, где она симулировала «нервный срыв», обвиняя Морнара в том, что он – «русский секретный агент, предавший её». Кто кого из них на самом деле предал, это вопрос спорный, а вот то, что её бредни о «русских агентах» совершенно беспочвенны и явно готовились троцкистами заранее, это факт. Следствие к тому времени было еще не закончено, и какие-либо выводы было делать рано. Да и впоследствии таких обвинений мексиканский суд Морнару не предъявлял.
С этой беспочвенностью троцкистам надо было что-то делать. И они стали наслаивать одну ложь на другую в надежде, что никто никогда до настоящих фактов не докопается, элементарно не вычленив их из бесконечного вранья и выдумок. И таким образом ложь троцкистов заменит собой истину.
Помимо всего прочего, реанимация провокационной лжи об убийстве Троцкого якобы по приказу Сталина, позволяла дать реакционным силам США формальный повод для репрессивных мер против своей собственной компартии. И здесь как раз пригодились принятые в 1940 году Акты Смита и Вурхиса, о которых мы упоминали ранее .
Напомним, что выступавшая против участия США в войне до вторжения Третьего Рейха в СССР Компартия США после 22.06.1941 г. выступила за отказ от забастовочного движения, а СРП, наоборот, усилила свои действия по забастовочному движению и пацифистской и неповиновенческой агитации в войсках, попав таким образом под Акт Смита.
Власти США разгромили офисы СРП 21.06.1941 года, за день до гитлеровского вторжения в СССР. Предвидение? Не думаем. Троцкисты действительно обнаглели, они и в США усердно пытались играть роль Пятой колонны.
«28 сентября 1944 г. заграничный корреспондент газеты «Чикаго дейли ньюс» Поль Гали сообщил из Швейцарии, что Генрих Гиммлер, начальник гестапо, при организации нацистского подполья для интриг и диверсий в послевоенный период, использует европейских троцкистов. Гали писал, что членов фашистских молодежных организаций обучают «марксизму» на троцкистский лад, снабжают оружием и фальшивыми документами и оставляют в тылу у союзных войск с заданием проникнуть в коммунистические партии освобождаемых стран. Во Франции, согласно разоблачениям Гали, нацисты вооружали членов дарнановской фашистской милиции для совершения террористических актов и для всякого рода подрывной деятельности после войны. «Эти подонки французского народа, — писал Гали, — по личному приказу Генриха Гиммлера готовятся сейчас к деятельности в духе интернационала Троцкого. Их задача — вредительство на коммуникационных линиях союзных войск и убийства французских патриотов. Образование таких террористических групп является последним измышлением гиммлеровской политики; оно преследует цели создания «четвертого интернационала, насквозь пропитанного нацистской заразой. Оно направлено как против англичан и американцев, так и против русских, но в первую голову против русских».»
Однако по окончании войны, когда «все вернулось на круги своя» и основным политическим противником в мире США вновь стал СССР, гораздо более массовым и тяжёлым репрессиям по Актам Смита и Вурхиса подверглась Компартия США, а троцкистов, перешедших теперь на службу к американскому фашизму, оставили в покое. Более того, троцкисты выступали локомотивом этих репрессий, выдавали коммунистов, были активными лжесвидетелями на судах над коммунистами.
В частности, лжесвидетелем отметился ренегат КП США, бывший редактор Daily News (газеты КП США) Луис Буденц, активный троцкист и двурушник. Он и есть тот, кто вбросил очередную фальшивку об убийстве Троцкого. В своей «автобиографической» книге «This is my story» («Это моя история») 1947 года Буденц «признался», что в течение 10 лет (1935–45 гг.) якобы сотрудничал с советскими спецслужбами, контактировал с резидентами и агентами советской разведки, в том числе на почве организации ими убийства Троцкого. В этой книге Буденц «глубоко раскаивается» в своих связях с советской разведкой, уверяет, что встал на путь «исправления», вернулся в лоно церкви. Помимо этого, Буденц намекает, что вся КП США якобы пронизана агентурной сетью сталинских спецслужб, которые постоянно ведут свою шпионскую и террористическую деятельность на американской земле.
Рукопись ещё до публикации попала в редакцию троцкистской газеты «The Militant», где лжесвидетельство Буденца о том, что за убийством Троцкого якобы стоит СССР, а убийца — агент советской разведки, было тут же обнародовано аж в шести статьях в номере от 08 марта 1947 года. (Одну из статей, кстати, написал тот самый Хансен, который, как мы уже знаем, был соучастником убийцы Троцкого и непосредственным организатором этого убийства.) В одной из статей было размещено якобы фото убийцы, под фото подпись — Фрэнк Джексон. Происхождение этого фото неизвестно.
От Буденца троцкисты «требовали» гораздо большего, чем просто книга. Ими были организованы массовые мероприятия, митинги, петиции к властям с требованием призвать Буденца к суду, допросить его, как следует. И Буденц «не обманул ожидания»: он был очень щедр на «откровения». Развернувшаяся по этому поводу травля коммунистов в США вылилась в целую череду громких судебных процессов над руководителями КП США. Практически ни один этот процесс в США 1940–50 гг. не обошёлся без лжесвидетельства троцкиста Буденца.
Около полутора сотен коммунистов США получили длительные сроки по совершенно надуманным поводам. Обвинение, предъявленное подсудимым, например, в 1948 году на первом громком суде над лидерами КП США («Дело Денниса» или «Деннис против США», Юджин Деннис — председатель КП США),
«состояло в том, что они “устроили заговор… как Коммунистическая партия с целью пропаганды и обучения принципам марксизма-ленинизма”, а также “с целью публикации и распространения книг, статей, журналов и газет, защищающих принципы марксизма-ленинизма”. “Коммунистический манифест” Маркса и Энгельса, “Государство и революция” Ленина и “Основы ленинизма” Сталина были представлены в качестве улик их деятельности».
Во второй половине 1950-х гг. кампания по травле коммунистов стала затухать. В 1957 году преследование коммунистов было приостановлено, ряд приговоров начала 1950 гг. был признан незаконным, но Компартии США был нанесён серьёзный удар. Из-под влияния КП США только за 1949–1950 гг. вышли 11 профсоюзов (их, естественно, перетащили под своё крылышко троцкисты). А Буденц до самой смерти в 1972 г. прожил с печатью предателя и лжеца — его считает одиозным вруном даже буржуазная пропаганда.
Что же побудило Буденца встать на путь измены и обмана? На самом деле «раскаяния» этого человека имеют вполне конкретную привязку к событиям. А это означает, что Буденц — это законспирированный троцкист, специально внедрившийся в компартию с целью ее разрушения, профессиональный провокатор. Он действовал в соответствии с принципами троцкизма, одним из которых является «энтризм» — политика подрыва коммунистических и рабочих организаций изнутри, выработанная и активно применявшаяся троцкистами во многих странах мира, в том числе в СССР. Так оно на самом деле и было: троцкисты позднее сами перестали скрывать факт того, что Буденц в прошлом был связан с Троцкистской Коммунистической лигой.
В 1946–47 гг. Сайерс и Кан подготовили к печати и опубликовали уже знакомую нам весьма резонансную книгу «Тайная война против СССР» (на английском языке она вышла чуть раньше, чем на русском, под названием «The Great Conspiracy», что в более точном переводе означает «Большой заговор»).
Убийство Троцкого американскими троцкистами — это далеко не самое страшное их преступление. Но это ИХ убийство, которое они сваливают на СССР! «Своевременные признания» Буденца — это ответ троцкистов на честную и правдивую книгу Сайерса и Кана, в которой троцкисты показаны такими, какие они есть на самом деле. И Буденц в своих истериках не одинок: тот же Хансен тоже вступает в полемику с Сайерсом и Каном, но уже по поводу деталей убийства и опираясь при этом на фальшивки Буденца.
Тем не менее, уже с самого начала кампании по продвижению тухляка Буденца об «участии» НКВД в убийстве Троцкого всё было ясно: эта липа долго не просуществует. Своё дело она сделала, травле коммунистов был дан «зелёный свет», но с каждым новым «откровением» Буденца, тот обретал всё более устойчивую славу профессионального лгуна. Что-то типа Солженицына или Резуна. На серьёзное международное признание в то время такая липа не могла рассчитывать. Точно такими же липами «очевидцев», «непосредственных участников» и т.п. были «подкреплены» и все предыдущие и все последующие враки троцкистов о деятельности НКВД за рубежом. Всякий новый предатель-перебежчик из СССР обязательно добавлял очередную порцию лжи в копилку троцкистов, «признаваясь» в самых наинелепейших преступлениях, якобы совершённых им якобы по прямому приказу советского руководства.
Вот и в этот раз для придания правдоподобности вракам Буденца, требовался очередной предатель советского народа. И троцкисты такого «нашли». Кто он, они сообщить не удосужились. И поскольку личность этого перебежчика троцкистами не раскрывается до сих пор и никому неизвестна, у нас нет никаких оснований полагать, что это не вымышленный персонаж.
Свою очередную фальшивку троцкисты оформили в книге «Убийство в Мехико», 1950 г. издания, за авторством известного троцкистского враля Джулиана Горкина и бывшего начальника мексиканской секретной полиции генерала Салазара, который лично курировал безопасность Троцкого в Койоакане и вёл дела по налёту на его дом 24 мая 1940 года и его убийству.
Почти вся книга представляет из себя своего рода отчёт-анализ расследования, которое якобы провёл Салазар. Как это и положено во всякой липе, авторы ссылаются на авторитет генерала и предлагают поверить ему на слово — никаких фотокопий, фотографий и прочих документов в книге не приводится, хотя Салазар постоянно уверяет читателя, что документы (или копии) у него на руках.
В книге проводится первая системная попытка (и безуспешная, как и все остальные!) создать непротиворечивую версию убийства Троцкого, в которой ужилась бы ложь Буденца о подготовке и осуществлении его «силами резидентуры НКВД в Америке» и враньё троцкистов о «попытке НКВД убить Троцкого в мае 1940 года». Но самое главное — в книге впервые вбрасывается информация о якобы «достоверно установленной» личности убийцы Троцкого.
Об этой личности практически ничего конкретного не говорят, называя почему-то не его имя, а имя его матери — испанской коммунистки Каридад Меркадер, а также называя всех её пятерых детей по имени, за исключением третьего ребёнка, сына, имени которого установить им якобы не удалось. (Все дети Каридад носят фамилию Меркадер.) Но именно этот третий ребёнок Каридад Меркадер и есть якобы тот самый человек, кто скрывался все эти годы под личиной Джексона—Морнара. Важнейшая и действительно существенная информация заняла всего последние четыре страницы текста книги и помещена в специально выделенном Приложении, написанном Горкиным (большая часть книги написана Салазаром от первого лица).
Якобы источник информации — это человек, хорошо знакомый с Каридад по СССР, где та, по информации от «источника», проживала с 1940 г. по август 1944 г. Этому человеку, тоже иностранцу-коммунисту, находившемуся во время войны в СССР, Каридад якобы по секрету сообщила о миссии своего сына убить Троцкого, хотя эта информация составляет государственную тайну СССР. Причем Каридад, по словам Горкина, рассказывала о миссии своего сына не только его информатору, а, видимо, всем, кому попало. (Это коммунистка-то? Которая отлично понимает, что такое партийная дисциплина!) И хотя имени этого сына мать не раскрывает (!), но «источник» выяснил, что операция по убийству Троцкого, содержание резидентуры НКВД в Мехико и помощь заключённому убийце в тюрьме обошлась СССР в 600 000 долл. США. (Не иначе наркомфин Зверев ему лично доложил!)
Далее, по словам Горкина, Каридад под вымышленным именем проживала в Мехико с октября 1944 г. по ноябрь 1945 г., якобы вступая в постоянную связь с содержащимся в тюрьме сыном, а также «работая с комитетом агентов НКВД в Мехико, которые хорошо оплачиваются и повсюду разъезжают на машинах; их единственная миссия – это помогать убийце Троцкого и присматривать за ним». Откуда у него вся эта информация, Горкин, повторяем, не сообщает. Каким образом агенты НКВД «помогают и присматривают» за Морнаром, Горкин тоже не говорит. Видимо, держит читателей за идиотов.
Каридад, по фантазиям Горкина, пыталась добиться досрочного освобождения сына, который осуждён на 20 лет и один день (добавка «один день» к 20 годам означает, по словам Горкина, что решение суда исключает досрочное освобождение). Между тем, копия приговора Морнара выложена на страничке Википедии, и никаких «20 лет и одного дня» там нет — просто 20 лет (19,5+0,5=20). Учитывая, что Салазар — непосредственный участник процесса над Морнаром, глава спецслужб, который лично вёл расследование по данному делу — об этом вся книга, — не знать точный приговор авторы не могли.
Информация о Каридад от «источника» весьма противоречивая: «фанатично преданная сталинистка» и личный друг Берии, она в то же время разочаровалась в «сталинизме» и с трудом сумела уехать из СССР в Европу, в Париж. Уехать она якобы смогла только при условии, что её младший сын Луис останется заложником в СССР — в случае, если она или её сын, убивший Троцкого, «заговорят», младшего убьют. (Так вроде, по словам того же Горкина, Каридад только и делала, что болтала кому ни попадя. Не волновалась за сына? Что-то у Горкина концы с концами не сходятся, как и у Салазара с приговором.) С другой стороны, НКВД якобы побоялся прессовать Каридад и не выпускать её из СССР, поскольку в этом варианте якобы убийца Троцкого в отместку выдал бы участие НКВД в этом преступлении. Горкин сам признаёт, что это «замкнутый круг какой-то». (Мысль о том, что в сталинском СССР якобы всё держалось на взаимном шантаже, троцкистами во все времена подавалась как бесспорный факт.)
Как несомненное доказательство правоты «источника», Горкин приводит тот факт, что по его информации, третий сын Каридад воевал в Испании и был ранен в правое предплечье, а у Морнара на правом предплечье тоже есть шрам. Никаких доказательств и подробных характерных описаний шрама не дается — везде предлагается верить на «честное-пречестное слово троцкиста».
Горкина даже не смущает, что Каридад 1892 года рождения, а Морнар родился в 1904 году (поскольку его соавтор Салазар писал, что в 1940 году Морнар выглядел на свои 36 лет). Получается, что Каридад в 12 лет уже имела третьего ребёнка (!!!!). Не говоря уже о том, что третий сын Каридад Меркадер, Пабло Меркадер (1915 г.р.), геройски погиб 03.01.1937 г. в бою, сражаясь против франкистов, а третьим ребёнком Каридад вообще-то была дочь Монсеррат (1914 г.р.).
В общем, голословность сплошная, чушь и несоответствия совершенно нелепые, рассчитаные на абсолютно поверхностное чтение. Видно, что авторы сочиняли небылицы чуть ли не на ходу. Ясно, что подобные глупости продвигать на международном уровне не получится — слишком уж они шиты белыми нитками. Они были «для внутреннего потребления» — для продвигания внутри США и Великобритании.
Но в связи с чем вдруг люди пишут и публикуют чушь, написанную явно второпях? Ведь авторы даже не потрудились навести элементарные справки о людях, о которых взялись рассказывать! Даты посчитать не удосужились!
Конечно, эта чушь неслучайна — очередной вброс вранья, подстёгивающий антикоммунистическую истерию в США, срочно понадобился англо-американской буржуазии для пропагандистской кампании, связанной с успехами советской ядерной программы.
Tags: дурят лохторат, история, история и современность, провокаторы, промывка мозгов, пропаганда и реальность, пропагандоны олигархата, фейки
Subscribe

Posts from This Journal “дурят лохторат” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments