zol_dol (zol_dol) wrote,
zol_dol
zol_dol

Categories:

"Большой террор" – большой фейк. Туфта от СБУ

начало
Но не только у Серова была озабоченность информированием о решениях органов, на которых Берии было наплевать. Серова на посту Председателя КГБ СССР сменил Семичастный и выдал своё указание по теме, перед этим обратившись с письмом в Политбюро:
«Совершенно секретно
Экз. № 1
26 декабря 1962 г. № 3265-с
гор. Москва
ЦК КПСС
В 1955 году с ведома инстанций и по согласованию с Прокуратурой СССР Комитетом госбезопасности было издано указание № 108сс органам КГБ, определяющее порядок рассмотрения заявлений граждан, интересующихся судьбой лиц, расстрелянных по решениям несудебных органов (б. Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ-НКВД-УНКВД и Комиссией НКВД СССР и Прокурора СССР)….

Полное впечатление, что каждый новый вождь чекистов начинал с того, что выискивал новый репрессивный орган, о расстрельной практике которого нужно информировать общественность. Теперь появилась еще Комиссия НКВД СССР и Прокурора СССР. Но ведь Семичастный набрехал Политбюро! В указании № 108 сс за подписью Серова про Комиссию НКВД СССР и Прокурора СССР нет даже намека. Похоже, И.А. Серов еще не был допущен к архивам, в которых хранились расстрельные приговоры за подписью Ежова и Вышинского. А вот Семичастному такой пропуск оформили, и родилось такое:
«СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
ПРЕДСЕДАТЕЛЯМ КГБ при СОВЕТАХ МИНИСТРОВ СОЮЗНЫХ и АВТОНОМНЫХ РЕСПУБЛИКАХ
НАЧАЛЬНИКАМ УПРАВЛЕНИЙ КГБ при СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР по КРАЯМ и ОБЛАСТЯМ
О порядке рассмотрения заявлений граждан о судьбе лиц, расстрелянных по решениям несудебных органов.
В целях упорядочения рассмотрения заявлений граждан о судьбе их родственников, расстрелянных по решениям несудебных органов.
ПРЕДЛАГАЕТСЯ:
1. По заявлениям граждан о судьбе лиц, расстрелянных по решениям Коллегии ОГПУ, троек ПП ОГПУ и НКВД – УНКВД, Особого совещания при НКВД – МВД СССР, Комиссиями НКВД и Прокурора СССР, расследование по делам которых производилось органами госбезопасности, смерть этих лиц регистрировать в загсах по месту их жительства до ареста датой расстрела, без указания причин смерти, а заявителям сообщать, в каком загсе они могут получить свидетельства о смерти. Такие решения принимать, как правило, по заявлениям близких родственников (родители, дети, усыновители, усыновленные, родные браться и сестры, дед, бабка, внуки, а также супруг).
2. На запросы родственников лиц, расстрелянных в несудебнном порядке, о причинах их смерти сообщать устно действительные обстоятельства смерти; заявителям, проживающим в местностях, где отсутствуют аппараты КГБ, давать устные ответы о причинах смерти через районные отделы (отделения) милиции, которым направлять соответствующие уведомления.
3. На запросы органов социального обеспечения о причинах смерти лиц, расстрелянных по решениям несудебных органов и впоследствии реабилитированных, сообщать об их расстреле. Такие ответы в секретном порядке направлять:
– в отношении рабочих и служащих – соответственно в министерства социального обеспечения союзных и автономных республик, краев и областные отделы социального обеспечения.
– в отношении военнослужащих – с соответствующие пенсионные аппараты Министерства обороны СССР, КГБ и министерств охраны общественного порядка союзных республик.
4. В отношении лиц, расстрелянных в несудебном порядке, родственникам которых уже сообщалось о их смерти, как якобы наступившем в местах лишения свободы, ранее принятые решения не изменять. На запросы органов социального обеспечения о причинах смерти этих лиц давать те же ответы, которые сообщались родственникам.
5. Порядок сообщения за границу дат смерти лиц, осужденных к расстрелу, предусмотренный инструкциями об исполнении запросов исполкома союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца СССР о розыске на территории СССР советских и иностранных граждан, а также лиц без гражданства, объявленными в 1961 году приказом КГБ при Совете Министров СССР и МВД РСФСР № 0019/003 и соответствующими приказами по союзным республикам, не изменять.
6. Указания Комитета госбезопасноти при Совете Министров СССР № 108сс от 24 августа 1955 года и № 6сс от 11 января 1957 года считать утратившим силу.
Настоящее указание двести до сведения прокуроров республик, краев и областей, а также военных прокуроров и председателей военных трибуналов военных округов и флотов.
Для сведения прилагается указание Министерства юстиции РСФСР от 4 февраля 1958 года о порядке регистрации смерти ли, умерших в местах лишения свободы, а также расстрелянных по приговорам судов.
Председатель Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР
В. СЕМИЧАСТНЫЙ
№ 20сс
21 февраля 1963 года
г. Москва.»

Ну и еще раз внимательно прочтем четвертый пункт.
Председателю КГБ СССР, человеку в должности ранга министра, принесли на подпись документ, в одном абзаце которого сразу две грамматические ошибки. И он его подписал. И разослал по всем управлениям КГБ, чтобы там, на местах, оценили уровень грамотности Председателя. И хихикали.

И, наконец, последнее указание, уже за подписью последнего Председателя КГБ Крючкова. Я привожу его не в текстовом виде, а фотокопию:





В этом документе стоит обратить внимание на правки, внесенные в текст авторучкой. И на дату. Он издан после завершения работы реабилитационной комиссии А.Яковлева.
Корректуры в тексте документа, вроде бы, явно свидетельствуют о том, что это рабочий документ сотрудника КГБ, который отвечал за предоставление ответов гражданам о судьбе их репрессированных родственников. Чтобы не копаться в нормативных документах, которые вводили изменения в порядок, определенный Указанием, он прямо в текст Указания их и вписывал. Фальшивкой этот документ быть не может, на первый взгляд.
Но мне не давал покоя один «небольшой» нюанс. Датируется документ 1988 годом, временем, когда еще ни один родственник не знал о том, что его близкий, о котором был ответ из Органов, что он умер в местах заключения, был расстрелян по решению несудебного органа, всем же сообщали «10 лет без права переписки». Но само указание Крючкова дано «в целях упорядочения рассмотрения заявлений граждан о судьбе их родственников, расстрелянных по решениям несудебных органов». Но вдруг уже при Крючкове, в 1988 году, в КГБ пошли запросы от тех, кто ранее получил ответы о смерти родственников в местах заключения. И Крючков подписывает указание на этот счет.
А с какого перепоя граждане вдруг стали сомневаться в обстоятельствах смерти своих родственников и заново стали выяснять их судьбу? Им уже успели сообщить, что в НКВД-МВД-КГБ скрывали от них правду?
Теперь еще раз посмотрите на эти «документы» о сокрытии «правды». Когда они, начиная с приказа Берии, стали известны, на даты рассекречивания обратите внимания? С 2013 года! До 2013 года никто даже не подозревал об их существовании. Более того, мы имеем лишь экземпляры из украинских архивов. Всё, что нам представлено о том, как скрывали от народа масштабы репрессий, обнаружено пока только в украинских архивах и рассекречено только в 2013 году.
Есть еще один очень интересный момент. Если эти документы украинцами рассекречены, то их экземпляры, хранящиеся в архиве ФСБ России, автоматически теряют статус секретных. Какой смысл хранить, как секретные, документы, которые уже обнародованы, правда ведь?
Так когда нам будут представлены эти указания Председателей КГБ СССР о сокрытии масштабов репрессий уже в виде документов из архива ФСБ? Семь лет прошло после того, как их экземпляры украинские историки обнародовали, а наша отечественная Контора даже не почесалась на этот счет, да и отечественные правозащитники этим не интересуются.
Я ответ знаю: никогда. ФСБ будет хранить гробовое молчание. Она оказалась в очень сложной ситуации. Чтобы «рассекретить» указания Серова, Семичастного и Крючкова, нашим конторским нужно сначала получить оригиналы из Украины, сделать потом с этих оригиналов свои… оригиналы и представить их публике. Нужно же, чтобы «оригиналы» совпадали! С копий сделать это невозможно. Но, как назло, вскоре после того, как эти «оригиналы» хохлы обнаружили, начались известные события на майдане, после чего отношения между СБУ и ФСБ окончательно перешли в фазу противостояния. Теперь уже невозможно провести секретную операцию по вывозу в Москву этих документов для изготовления их дубликатов. Более того, их уже и в СБУ не имеется. 9 апреля 2015 года Рада приняла Закон о передаче всех архивов бывшего КГБ Украины в государственный архив Украинского института национальной памяти. Теперь он у украинских правозащитников. Сами можете представить, сколько оттуда еще выплывет «оригиналов». А эти правозащитники находятся под плотным патронажем США.
И признать указания Председателей КГБ подделками ФСБ тоже не может. Что тогда будет с Большим террором, на котором держится идеология нынешнего российского режима? Почему они подделки?
Да потому, что указаний Председателей КГБ, как распорядительных документов, никогда не существовало, так же, как и «оперативных приказов» НКВД:
«Председатель Комитета, заместители председателя в пределах своей компетенции издают приказы и инструкции на основании и во исполнение действующих законов, постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР.
Руководителям местных органов КГБ предоставляется право издавать приказы и указания по оперативной и служебной работе на основе приказов и инструкций Комитета госбезопасности при Совете Министров СССР и решений соответствующих партийных органов».
Это из Положения о КГБ СССР. Документ даже в Викитеке есть. Всё. Аут. Бобик трагически издох…
https://p-balaev.livejournal.com/1313290.html
Понимаете, напечатать какой угодно «совершенно секретный» текст может кто угодно, только нанести на него необходимые регистрационные реквизиты - «немного» сложнее. А без них эти бумажки с любым текстом – филькины грамоты. Только публику ими развлекать. Как развлекают публику деятели, поместившие указание Крючкова на сайте «Бессмертного барака».
С большой степенью достоверности я даже могу предполагать, как происходило изготовление фальшивок с указаниями Председателей КГБ. Украинские историки, увидев в попавших в их руки архивах КГБ УССР, указания председателей КГБ УССР, решили, что такие же указания подписывал и Председатель КГБ СССР.
Бакланам, не имеющим никакой административной практики, тем более таковой в правоохранительных органах, что приказ, что указание – нюансов они не видят. Тем более, не догадались сверить свою задумку с Положением о КГБ СССР.
Уже даже одно название документа кричит о его поддельности. Но, как видно из его фотокопии, «указание» не могло быть обнаружено и рассекречено в архиве КГБ УССР, потому что оно не поступало в КГБ УССР. На нем есть регистрационный номер 52 с. За этим номером оно зарегистрировано в КГБ СССР, в Москве. Но его же отправили в Киев, в КГБ УССР, если оно там было найдено! А за каким номером оно зарегистрировано украинским КГБ?
Бакланы не знают, что во всех подразделениях всех органов, ведущих секретное (и не только секретное) делопроизводство, всем поступающим из других органов документам (любым документам – приказам, указаниям, распоряжениям, отчетам, справкам…) присваивается входящий номер. И не только присваивается, но на самом документе по правилам секретного делопроизводства в правом нижнем его углу ставится соответствующий штамп, в котором указывается его входящий номер и дата регистрации.
Вы видите на фотокопии этот штамп? Нет? Так если его нет, то этот документ никогда из Москвы в Киев и не отправлялся. В Киеве его не получали, если его не зарегистрировали, как входящий.
Идем дальше. Что должен был сделать председатель КГБ УССР, если бы получил от Крючкова указание (опустим даже то, что Крючков никогда указаний не отдавал, он только приказы подписывал)? Да он немедленно распорядился бы о его исполнении. Как? Да с помощью резолюции на документе! Что-нибудь вроде «Начальникам Управлений КГБ УССР принять к исполнению и под личный контроль. Начальнику секретной части организовать рассылку указания».
Те, кто служил в органах, да не только в органах, вообще все, кто работал в учреждениях, где ведется делопроизводство, знают как дважды-два, что любой даже не распорядительный, а просто информационный документ, оставленный без резолюции – косяк, свидетельствующий о бардаке в руководящей деятельности начальствующих лиц. Любая проверяющая руководящую деятельность комиссия в первую очередь обращает внимание на резолюции и степень их соответствия информации в документе. А тут – вообще нет резолюции лица, возглавлявшего целый республиканский комитет.
А председатель КГБ УССР хотя бы видел это указание? Да его в КГБ УССР вообще никто не видел! Никогда! Посмотрите на фотокопию внимательно. Две страницы Указания отпечатаны не на двух отдельных листах, а на одном с двух сторон. Там и текст просвечивается и реквизиты бланка. Не хватает только совсем «мелочи».
Те, кто никогда не работал с секретными документами, этой «мелочи» могут и не знать. Как ее не знают историки. Профессия историка не предполагает допуска к сведениям, содержащим государственную тайну. Поэтому они не в курсе, что сохранность таких сведений обеспечивается, в том числе, строгим учетом всех лиц, с ними ознакомившихся. А учитываются эти лица путем проставления их личных подписей на секретных документах с датой ознакомления. «Ознакомлен. И.И.Иванов – подпись. Дата». Если вы знакомитесь с секретным документом в секретной части учреждения, то не выйдите из комнаты, в которой читали документ, пока не распишетесь на нем. Если вам в кабинет секретчик-делопроизводитель его принесет для ознакомления, то он не примет его от вас обратно без вашей подписи. Я не знаю случая, когда кто-нибудь отказался проставить подпись об ознакомлении с секретным документом. Такого по определению быть не могло никогда. Этого отказника сразу бы из органов вышвырнули бы, допуска к секретным документам лишили бы мгновенно.
Вы видите на указании Крючкова хоть одну подпись об ознакомлении с ним? Не видите? Значит, этот документ никто никогда из сотрудников КГБ УССР, включая Председателя КГБ УССР, в глаза не видел. Его видели только те лепилы, который его сочинили и изготовили.
На этом вопрос закрыт. Никогда ни один Председатель КГБ СССР не давал никаких указаний насчет действий по сокрытию масштабов реепрессий, и Крючков никогда не давал указаний подменять в органах ЗАГС свидетельства о смерти. Не было такого.
Но на сайте «Бессмертного барака» выложены и повторные свидетельства о смерти, полученные в ЗАГСах. Как их выдали ЗАГСы, если им таких указаний не поступало? На каком основании?

Разумеется, не трудно догадаться, что в нынешних наших реалиях найти бланк любого документа, даже с голограммой и водяными знаками защиты, хоть бланк удостоверения сотрудника службы охраны Президента, задача – плёвой степени сложности. А уж отпечатать на этом бланке текст – задача еще проще. Даже впечатать в него отсканированный оттиск любого штампа и печати – не трудно. Главное, иметь этот оттиск. При минимальных трудозатратах и минимальной аккуратности можно сделать любой документ высочайшей степени правдоподобности. Если только совсем не быть гофрированным шлангом.
Помните народное: «Ты не просто шланг, а шланг гофрированный»? Это про лентяев в крайной степени их болезни. Как у деятелей «Мемориала» (сайт «Бессмертный барак» их детище).
Вот вам пример, как результат работы «гофрированных шлангов». Два свидетельства о смерти «жертвы репрессий». Первое выдано родственникам в 1960-м году, после реабилитации, когда оно нужно было для представления в государственные органы (для оформления пенсии или еще для чего-нибудь):

Здесь всё понятно. Гражданин Силис по приговору отбывал наказание в местах заключения и в 1945 году там умер от гнойного менингита. О чем выдано ЗАГСом г. Тайга Кемеровской области свидетельство о смерти. Но как сделать гражданина Силиса не умершим, а расстрелянным по приговору «тройки»? Для этого нужно сочинить указания Председателей КГБ СССР и потом состряпать свидетельство о его смерти, датированной уже временем работы «тройки».
«Гофрированные шланги» сначала сочинили Указания, даже не попытавшись найти какого-нибудь чекиста-отставника и с ним посоветоваться насчет необходимых на Указаниях реквизитов, даже Положение о КГБ не глянули, просто взяли в архиве какое-то указание председателя КГБ Украины и его творчески переработали в Указание Председателя КГБ СССР.
Потом взяли бланк Свидетельства о смерти современного образца и в него впечатали текст о смерти гражданина Силиса в 1938 году:


И – вуаля! Вот вам жертва «тройки». Только сделанная «гофрированными шлангами». Если внимательно сравнить оба Свидетельства о смерти, то «гофрированность» заметите. Найти оттиск печати ЗАГСа города Кемерова, города большого, областного, не составляет труда. Думаю, это в лишних объяснениях не нуждается. А вот реквизиты документов небольших городков – уже сложнее. Здесь нужно чуть больше усердия и труда приложить. Поэтому в первом свидетельстве смерть гражданина Силиса зарегистрирована в г. Тайга Кемеровской области в 1945 году, а во втором – в г. Кемерово в 2007 году.
Так ведь здесь даже прямое нарушение «указаний», которым предписано выдавать новые Свидетельства теми же ЗАГСами, которые выдали старые. Или что-то случилось с городом Тайга и с его ЗАГСом такое, что там осталась только одна тайга на месте города Тайга и его ЗАГСа?
Нет, конечно, просто было лень искать оттиск печати ЗАГСа маленького городка.
Тупость, неаккуратность, лень – вот составляющие того, что привело к «обнаружению» в архивах документов о «Большом терроре», которые при, даже самом поверхностном, взгляде на них вызывают недоумение: «А что, и так было можно?».
Ребята-правозащитники, идейные борцы со сталинизмом, если ваш «Большой террор» - реальность, то зачем вы в архивах «обнаруживаете» такие «документы»? Объясните нам это!
Я понимаю, почему вы с абсолютным бесстрашием штампуете фальшивки. Вы не боитесь ответственности за подделку документов. Диспозиция статьи 327 УК РФ и аналогичной статьи УК Украины за ваши действия ответственности не предполагает. Те, кто состряпал подложное Свидетельство о смерти гражданина Силиса, не пойдут с ним в органы государства за получением каких-нибудь льгот или выплат. Закон о реабилитации жертв массовых репрессий не предусматривает подобные документы в качестве оснований для компенсации. Поэтому их можно фабриковать безбоязненно. Но хоть какую-то степень аккуратности и правдоподобия соблюдать же нужно! Или совсем лениво?
Мне трудно представить, что вместо мозгов находится в головах тех, кто сочинил серию документов «Как власти скрывали масштаб репрессий от народа». О наличии у них совести я даже молчу, от этой «химеры» данные деятели избавились надежно. Но у них сначала сокрытием озаботился Л.П.Берия, который приказал всем родственникам, расстрелянных по приговорам «троек», отвечать – «10 лет без права переписки».
Ну, хорошо. По приговорам «троек» расстреляли 656 тысяч человек. Буквально, за год. Я еще раз повторюсь, что это сопоставимая цифра с убитыми за 1914-1918 годы русскими солдатами на германо-австрийском фронте. Такой бойни, как ее ты не скрывай, народ не заметить не мог. Но он не заметил! Вплоть до обнародования данных Комиссии Яковлева советский народ даже не подозревал о таких масштабах.
Но какой шутник вписал в приказ Берии еще и сокрытие расстрельных приговоров Военной коллегии Верховного суда? Зачем? Там же цифры совершенно другого порядка – раз. И второе, достоверно задокументированы даже на кинопленку митинги советских трудящихся, которые требовали расстрелов троцкистов и прочих вредителей. И в печати публиковались приговоры этим врагам народа.
Но картина, если приказ Берии принимать за реальный документ, выглядит… Родственники троцкистов могли только фиги показывать тем, кто на митингах выступал за смертную казнь: «Вот вам! Выкусите! 10 лет!».
Да по пресловутому закону «о трех колосках» давали больше! Т.е., в таком разрезе даже шпионо-диверсионная деятельность наказывалась мягче, чем кража общественного имущества. По Постановлению ЦИК от 03.08.1932 года расхитителям общественной собственности грозило не меньше 10 лет с конфискацией имущества, а родственники обвиненных в шпионаже, подрывной троцкистской деятельности получали извещения – 10 лет без эпистолярного жанра. Это какие в народе поползли бы слухи? Что шпионить выгоднее и безопаснее, чем с колхозного склада уволочь телегу зерна?
Но даже если Берия был шпионом английским, то какое ему дело было да шпионов немецких и японских? Их-то деятельность зачем он поощрял, вбрасывая в народ информацию о максимальном наказании – 10 лет лагерей? Их им же всем выносила приговоры Военная Коллегия Верховного суда. А уже в докладной полковника Кузнецова ясно написано, что вместо расстрельных приговором Военной коллегии было приказано отвечать – 10 лет. Даже не 15!
Но докладной Меркулова и Ко на записку Кузнецова есть: «По существу предложения начальника 1 спецотдела НКВД СССР полковника тов. КУЗНЕЦОВА о порядке выдачи справок членам семей лиц, осужденных к высшей мере наказания бывшими тройками НКВД, Военной Коллегией Верховного Суда ССР и в особом порядке…».
А что это за особый порядок такой, который живет отдельной жизнью от Военной Коллегии Верховного Суда ССР?
Согласно известного Постановления ЦИК от 1934 года, дела о преступлениях против государства должны были рассматриваться безапелляционно, без возможности их обжалования. Там есть в Постановлении фраза – «не допускать». Обжалования не допускать. Наверно, это и есть «особый порядок», во всяком случае, именно рассмотрение дел в рамках данного Постановления ЦИК особым порядком и считается в нашей историографии.
В этом и заключался «особый порядок» - не направлять дела в судебные инстанции по месту совершения преступления, а сразу – в высшую. Всего лишь.
Но как в докладной Меркулова и Ко Верховная Коллегия, которая рассматривала дела в особом порядке, вдруг отделилась от особого порядка? Это ведь Коллегия рассматривала дела в особом порядке, сразу принимая их на рассмотрение после этапа предварительного, досудебного следствия, минуя все апелляционные ступеньки.
Так что, сама фраза «… осужденных к высшей мере наказания бывшими тройками НКВД, Военной Коллегией Верховного Суда ССР и в особом порядке…» не могла принадлежать Меркулову, это уже современность. Это уже историки, которые вообразили себя профессорами в юриспруденции…
И почему именно «10 лет без права переписки», а не 15, 20, 25? Что ждали власти через 10 лет? Смерти всех родственников расстрелянных? Поголовной амнезии у них?
Ладно, пусть будет «10 лет без права переписки». Но сами посмотрите здраво на ситуацию. Прошло десять лет, наступили 47-48-ой годы. Родственники перевернули календарь и вспомнили: наш отец (муж, брат…) сегодня должен из лагеря освободиться.
Но проходит месяц-второй - ни слуху, ни духу. И родственники шлют запросы в НКВД (уже в МВД): где наш близкий человек?
И полковник Кузнецов начинает нервничать, не зная, что отвечать родственникам, да еще и своё руководство теребит с этим вопросом. А руководство озадачивается и начинаем придумывать схему смерти расстрелянных от болезней, вместо того чтобы накрутить хвост полковнику Кузнецову: «Ты совсем баран?! Отвечай: «Не знаю. Ваши близкие уехали после освобождения из лагерей. Об их дальнейшей судьбе мы не в курсе. Наверно, в семью возвращаться не захотели».
Да еще начали скрывать расстрелянных во время войны по приговорам Особого совещания! Там порядка 10 тысяч человек, якобы, было. У вас не появляется подозрение, что и по приговорам ОСО никого не расстреливали, потому что оно не имело прав приговаривать к ВМН даже во время войны? Это отдельная тема.
Но про сокрытие расстрельных приговоров ОСО от народа полковник Кузнецов, служивший при Берии, никаких от него указаний не получал и в своей докладной этот вопрос не затрагивал. Т.е., логично предполагать, что родственникам сообщали – «расстрел». Или вообще ничего не сообщали?
Но уже при Серове, когда КПСС начала антисталинскую компанию, вдруг озаботились этим вопросом и решили маленько поскрывать тиранство. А при Семичастном вспомнили и про «двойку», комиссию Прокурора СССР и наркома НКВД. Тоже решили поскрывать их злодейства. И про приговоры троек ОГПУ вспомнили уже после Берии, о которых от Лаврентия Павловича никаких указаний не было.
Картина получается интересная. Если Берия, как видно из докладной полковника Кузнецова, указаний насчет сокрытия расстрельных приговоров троек ОГПУ, «двоек», ОСО никаких не давал, то родственники получали из Органов информацию о расстреле, правильно? Не могли же Органы отвечать: пропал без вести после ареста в тюрьме, ничего не знаем, мы не виноваты?!
И во всех «указаниях», начиная от Серова и заканчивая Крючковым, отсутствует Военная Коллегия Верховного Суда. Специально перечитайте эти «указания» и перепроверьте. Как при Берии начали скрывать расстрельные приговоры, вынесенные Верховным Судом СССР, так и продолжали уже даже при Крючкове? Т.е., те, кто получил извещения «10 лет без права переписки» на запросы о родных, приговоренных Военной Коллегией к ВМН, на повторные запросы даже в конце 80-х получали аналогичные ответы?
Вот такой бардак получается, если особо одаренные личности возьмут в архиве реальный приказ наркома НКВД, второй его лист выкинут, а на обороте первого, чтобы не заморачиваться с поиском старой бумаги или изготовлением состаренной, напишут сочиненный ими дурацкий текст о сокрытии расстрельных приговоров Военной Коллегии и потом продолжат эту схему сочинением Указаний Председателей КГБ СССР, которые по Положению о КГБ СССР могли издавать только приказы и инструкции, но не указания.
Но вернемся к профессору Вангенгейму. В книге о нем приведена ксерокопия справки о его реабилитации из Военной Коллегии Верховного Суда РФ от 15 октября 1992 года.
Зачем и кто запрашивал эту справку, да еще в Военной Коллегии Верховного Суда, которая никакого отношения к делу профессора не имела, он был осужден несудебным органом, а согласно действовавшему в 1992 году Закону о реабилитации жертв репрессий, этим вопросом должны заниматься органы прокуратуры, да при том, что Вангенгейм был реабилитирован в 1956 году и его жене была назначена за него персональная пенсия, вы мне вопросов не задавайте. Лучше мы с вами сам текст справки посмотрим:
«Справка. Дело по обвинению Вангенгейма Алексея Феодосьевича, 1881 года рождения, до ареста работавшего начальником Центрального Управления Единой Гидрометеослужбы (ЦУЕГМ), необоснованно расстрелянного по решению внесудебного органа по ст. 58-7 УК РСФСР…».
Дальше даже перепечатывать эту филькину грамоту нет желания. Достаточно. Мало того, что есть расстрелы обоснованные и необоснованные, как у авторов справки получилось, так еще и «необоснованно расстрелянного по решению внесудебного органа по ст. 58-7 УК РСФСР». Ну не пишут так юристы юридические документы! Это сленг – расстрелян по статье. В юридических документах такие выражения и фразы не употребляются. И даже название органа, вынесшего решение, не указано.
«… приговоренного решением (название органа) к высшей мере наказания- расстрелу по обвинению в совершении преступления, предусмотренного статьей 58-7 УК РСФСР…». Приблизительно так любой юрист написал бы. Эта «справка» - такая же липа, как и письмо Прокурора СССР о сержанте Добробабине, в котором он «арестован за измену». Один и тот же стиль.
Но продолжу «справку»: «…пересмотрено Военной Коллегией Верховного Суда СССР 23 июня 1956 года. Постановление Коллегии ОГПУ от 27 марта 1934 года и постановление Особой Тройки УНКВД по Ленинградской области от 9 октября 1937 года в отношении Вангенгейма А.Ф. отменено и дело за отсутствием состава преступления прекращено. Вангенгейм А.Ф. реабилитирован посмертно».
Два постановления и одно дело! Любой юрист знает, как дважды два, что любое уголовное (следственное – в реалиях 30-х годов) дело завершается приговором, постановлением, решением. Если по делу вынесен приговор или, как в 30-х годах, решение несудебного органа, то оно считается завершенным. Нельзя по одному делу вынести два разных, да еще и в разные годы, решения. Это невозможно. Постановление Коллегии ОГПУ – по одному делу. Постановление Особой Тройки – по-другому, по-новому. И никак иначе.
Эту справку не писали в Военной Коллегии Верховного суда СССР, так же, как не писали Указания Председатели КГБ СССР.
И зачем кто-то из родственников запрашивал еще раз справку о реабилитации Вангенгейма в 1992 году, если профессор был реабилитирован в 1956 году, а с 1957 года его жена даже пенсию за реабилитированного мужа получала? На кой ляд нужна была эта справка о реабилитации?
Конечно, никто ее не запрашивал. Если бы даже ее запросили, то из Верховного суда получили бы копию справки о реабилитации от 1956 года. Ее сочинили, чтобы умершего в заключении Вангенгейма представить расстрелянным по решению Особой Тройки. Сочинили ее не юристы. Ее текст - постперестроечная антисталинская журналистская лабуда…
Ничего не боятся! Из своей оперской практики я знаю причины и условия, при которых у преступников формируется подобное бесстрашие. Мне много лет приходилось заниматься выявлением и пресечением преступлений во внешнеэкономической сфере. Там эти преступления часто связаны с предоставлением в государственные органы поддельных документов. Так вот, пока правонарушители работают на свой страх и риск, пока они боятся ответственности, выявить подделки в их документации чрезвычайно сложно. Работают аккуратно. Как только у них появляется хорошая «крыша», как только они перестают бояться ответственности – начинается бардак в документах. В контрактах, инвойсах, платежках появляются такие ляпы и нестыковки, что и начинающий оперативник схему распутает. Становится лень делать нормальные документы – «крыша» прикроет.
Вот это отсутствие боязни ответственности во весь голос кричит со страниц той массы макулатуры, которая, якобы, обнаружена в архивах. Начиная с приказа № 00447. «Крыша» прикроет. В лице самого государства, идеология которого держится на мифе о «Большом терроре».
Каждый год у мемориала памяти жертвам репрессий 30-х годов патриарх проводит богослужения. И обязательно на этих богослужениях присутствует Президент. Так-то вот.
Именно поэтому в украинских архивах историки «находят» Указания Председателей КГБ СССР и внаглую их вываливают на всеобщее обозрение, не опасаясь того, что директор ФСБ РФ может заявить: «А у нас, в Москве, таких документов не имеется».
Бортников будет молчать, как рыба, потому что подобное заявление повлечет немедленную его отставку. Оно будет признанием того, что государство, за безопасность которого отвечает его контора, выстроено на самой бессовестной лжи. Высшее должностное лицо этого государства, Президент, немедленно уволит директора ФСБ, заявившего об этом.
Согласитесь, что как только даже абсолютно доверяющие нынешней власти граждане узнают из сообщения официального лица государства, что ряд документов (хотя бы один!) о Большом терроре, вложенных в архивы, являются подделками, то эти граждане начнут сомневаться и во всех остальных, задавая закономерный вопрос: «Если массовые расстрелы были реальностью, то зачем их потребовалось доказывать с помощью фальшивок?». А когда начинает работать «эффект домино», то его действие остановить невозможно.
Бортников, в связи, с «рассекречиванием» украинских архивов, оказался в очень сложном положении. Та тупость, с которой украинские историки состряпали серию Указаний, не позволяет ему признать их реальными документами. Если он это сделает, то он опозорится, в первую очередь, перед своими подчиненными, сотрудниками ФСБ. Они же будут смеяться: наш руководитель настолько глуп, что не знает, чем указание отличается от приказа и инструкции. И заявить, что эти Указания – фальшивки, он тоже не может.
Впрочем, Бортников далеко не настолько бесстыден, как наши историки, которые убеждают публику в реальности приказа №00447. Он от него завуалированно, но открестился, когда в интервью на вопрос о причинах массовых расстрелов 37-го года заявил: перегибы на местах.
Это его заявление напрямую противоречит положениям приказа №00447. Показательно, что слова директора ФСБ о причинах БТ начал оспаривать «Мемориал» в суде, предъявив, как доказательство, пресловутый приказ Ежова. Дальше еще смешнее, суд не принял этот приказ в качестве аргумента.
Ах, как вы попали, ребята, с этим вашим «Большим террором»!


Какой баклан сочинил приказ Ежова №00447?
https://zol-dol.livejournal.com/978275.html
Дефективный КГБ и фабрикация фейков
https://zol-dol.livejournal.com/922870.html
Крупный подлог секретных документов в госархивах
https://youtu.be/jRJzkIAKarQ

Вот по каким фальшивкам (другие аналогичны) считают число виртуально расстрелянных:
https://www.youtube.com/watch?v=yNtVBk5qkeA
https://ledokol-ledokol.livejournal.com/245529.html
Ну а так как никак не наберут число реальных трупов виртуально расстрелянных приходиться обходиться халтурно сляпанными фейками о захоронениях:
Фейк Бутовского полигона. Нет жертв и доказательств расстрелов
https://zol-dol.livejournal.com/809286.html
Лохотрон "Мемориала" (фейки Пивоварихи, Пшеничников, приказ 00606 об особой тройке))
https://zol-dol.livejournal.com/1016896.html
Либералы выдают за жертв Сталина погибших советских военнопленных
https://zol-dol.livejournal.com/746633.html
Виртуальный расстрел миллиардов репрессированных в виртуальной тюряге "Серпантинка"
https://zol-dol.livejournal.com/1155694.html

Голова профессора Вангенгейма (сага о "соловецком расстреле")
https://zol-dol.livejournal.com/1106666.html

Tags: Балаев, дефективные пропагандоны, дурят лохторат, лохотрон, пропаганда и реальность, пропагандоны олигархата, фальшивки, фейк 00447, фейк репрессий, фейковые документы
Subscribe

Posts from This Journal “фейк репрессий” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments