Tags: подстава под разгром

Как Жуков подменил План обороны подставив КА под разгром по материалам КШИ мая 41-го, 4

Начало
Солонин:
«Гипотеза
Зыбкая гипотеза, которую я готов с осторожностью озвучить, заключается в том, что Сталин действительно не согласился с разработчиками майских «Соображений» (то есть с Василевским, Ватутиным, Жуковым и Тимошенко) – о чем так много и больно говорили и писали постсоветские историки. Но, как и полагается рачительному хозяину, Сталин не просто «отверг», а предложил альтернативный вариант. Именно этот вариант и был проверен в ходе стратегической «игры» 20–24 мая.»
Увы, никакой альтернативы Сталин не предлагал. Игра шла по одобренному им «южному» варианту осени 40-го который военные и должны были подготовить к 1 мая 41-го. И который в принципе и был готов. Ведь Генштаб и обязан проводить игры с теми «планами войны», которые он разрабатывает. И это был чисто оборонительный вариант. Который предусматривал то, что Сталин и утверждал – немцы наносят свой удар первыми, а мы в ответ уходим в оборону, и эту оборону обеспечивают войска прикрытия границы приграничных округов. И только проведя полное отмобилизование и развертывание своих главных сил, мы и наносим по мереготовности свои ответные удары-контрнаступления!
А вот «альтернативой» и был тот самый «план от 15 мая». От Жукова-Василевского. Который так и остался не более чем черновиком.
После этих игр Жуков и «пр.» сами отказались от своей авантюры с превентивным ударом. Ведь КШИ в Генштабе не играются для прикола – они играются с целью проведения репетиции будущей войны. Цель у этих КШИ была – отработка Планов прикрытия на случай нападения врага, и главная роль была у ВВС. И по ним как раз и отыграли сценарий – начало нападения стало известно заранее и пора начинать вводить элементы ПП – выводить дивизии округов по планам прикрытия до нападения противника. Что и делалось потом реально с 8-11-15 июня. Когда по запросам Военных Советов округов в виду усиления группировок немцев на той стороне и усиливающейся угрозы нападения, о котором разведка докладывает регулярно, Москва дала команду-разрешение выводить вторые эшелоны и резервы приграничных округов, в районы предусмотренные ПП. С приведением в боевую готовность соответственно.
ДCollapse )

Как Жуков подменил План обороны подставив КА под разгром по материалам КШИ мая 41-го, 3

Начало
Далее Солонин показывает самое важное:
«В давно (еще в 1992 году!) рассекреченном деле № 239 (ЦАМО, ф. 16, оп. 2951) обнаружились страницы 106 и 107. Каллиграфический, легкоузнаваемый почерк Василевского (на тот момент – заместитель начальника Оперативного управления Генштаба КА), подпись и дата: «Написано в 1 экз. Исполнитель генерал-майор Василевский. 19.5.41». И не оставляющее места для сомнений название документа:
«Задание на авиационную игру с командованием Прибалтийского Особого военного округа.
Сов. секретно. Особой важности.
В одном экз.
С первых чисел мая установлена интенсивная переброска немецких войск и сосредоточение их к нашей государственной границе. По агентурным данным, главные силы германской армии развертываются южнее Демблин (то есть южнее реки Припять, которая огромной полосой болот Полесья делила предполагаемый ТВД на северную и южную части. – М.С.).
К 20.5. против ПрибОВО немцы сосредоточили до 23 пехотных, 3–4 танковые, 3–5 моторизованных, 1 кавалерийскую дивизии, а всего 30–32 дивизии.
Распоряжением Главного Командования Красной Армии с 5.5.41 г. (то есть за 15 дней до начала условных «боевых действий» – М.С.) введен в действие план прикрытия, и округ приступил к подъему частей и сосредоточению их к госгранице. Тем же распоряжением на территории округа создан Северо-Западный фронт с передачей обороны северного и северо-западного побережья Эстонской ССР Северному фронту (ЛВО).
Положение войск фронта на 20.5, его границы, данные о противнике показаны на прилагаемых картах.
Порядок материально-технического обеспечения войск – в соответствии с директивой НКО по прикрытию.
Collapse )

Как Жуков подменил План обороны подставив КА под разгром по материалам КШИ мая 41-го. 2

Начало
Во «второй игре», с 8 по 11 января, отрабатывался вариант отражения агрессии – «южный». И опять не одобренный Сталиным, а вариант военных. При котором главные силы немцев ожидаются там, где и «положено», в Восточной Пруссии и против Бреста. Жуков командует не «западными», а своим КОВО с главными силами РККА в нем и наносит наш «фланговый», немедленный ответный удар.
По этой игре «западные» нападают на СССР 2 августа, а уже 8-го августа войска КОВО под командованием Жукова должны выйти аж под Краков, «на Вислу». Начав ответное наступление («встречный контрудар») уже 2-го же августа, т.е. немедленно:
«Юго-Восточный фронт «западных» в составе 3-й, 14-й, 16-й и 18-й армий, всего 37 пехотных дивизий, выполняя задачу по окружению и разгрому львовско-тернопольской группировки «восточных», был встречен сильным контрударом «восточных» с рубежа Львов, Ковель и, потеряв до 20 дивизий, к исходу 8 августа 1941 года отошел 14-й, 16-й и 18-й армиями на заранее подготовленный оборонительный рубеж Старина, Тылич, Грыбув, Тарнув, река Дунаец, река Висла.» (М.В.Захаров, указанное сочинение, с. 369-370)
Т.е., немцы своими 39-ю дивизиями с 7390-ю танками попытались 1 августа атаковать «Львовский выступ», но были встречены немедленным контрударом КОВО Жукова. А встречный контрудар можно наносить если и не в первый же день нападения противника, то однозначно «на следующий». Иначе вы не сможете «встретить» противника своим контрнаступлением встречным. Контрударом. И не просто контрударом – смотрите сами, какие силы задействованы в нем – это силы практически всего округа-фронта, которые лихо разнесли 20-ть дивизий противника с их под 7400 танков, «под Люблином»:
«Юго-Западный фронт в составе 25,7,9,11,13 и 15-й армий (75 дивизий), ведя наступательную операцию, разгромил до двадцати пехотных дивизий противника в районе Люблин, Жешув, Грубешув и к исходу 8 августа 1941 года вышел на реку Висла от Казимеж до Оиатовец и далее на фронт Опатовец, Тарнув, Горлице, Высова, Медзилабарце, станция Ужок.»
«С обеих сторон участвовали значительные силы. В составе Юго-Восточного и Южного фронтов «западные» имели 85 пехотных, 6 кавалерийских, 4 танковые, 2 механизированные дивизии, 6 механизированных бригад, 3214 танков, около 8 тыс. орудий, 4456 самолетов.
В составе Юго-Западного фронта «восточных» было: 81 стрелковая, 6 кавалерийских, 10 танковых и 4 механизированные дивизии, 12 отдельных танковых и 6 отдельных механизированных бригад, около 8840 танков, 9 тыс. орудий (без противотанковых) и около 5790 самолетов.» (М.В.Захаров, указанное сочинение, гл. «Генеральный штаб в предвоенные годы», с.201)
Общая численность войск у Жукова – под 101 дивизию и он наносит встречный ответный контрудар силами 75 дивизий! Примерно столько и было в КОВО-ОдВО на «13 июня» всего войск:
«Наиболее сильная группировка предусматривалась в полосе Юго-Западного фронта (100 дивизий, в том числе 20 танковых и 10 моторизованных), который должен был формироваться на базе Киевского особого и Одесского военных округов.» (1941 год — уроки и выводы, с. 59). И реально КОВО и ОдВО атаковали – около 64-х дивизий группы армий «Юг» немцев…
Против КОВО-Ю-ЗФ Жукова по этим КШИ ожидается около 97-ми дивизий противника (39 против «Львовского выступа» и 58 против ОдВО), но оставшиеся почти 200-ти из ожидающихся еще по Шапошникову-Мерецкову 290 дивизий против СССР могут быть только севернее Бреста соответственно. Данное количество войск противника – завышено специально – из максимальных возможностей Германии и ее союзников.
Т.е., главные силы «западных» во второй игре расположены именно севернее Бреста (реально немцы и их союзники поставили «южнее Бреста» около 64 дивизий, а «севернее» – около 100 дивизий).
Collapse )

Как Жуков подменил План обороны подставив КА под разгром по материалам КШИ мая 41-го.


Козинкин О.
Говоря о предвоенном планировании надо подробно остановиться на январских Командно-Штабных Играх (КШИ) в Генштабе 1941 года. Ведь если вы их изучите то придете к интересному выводу – в ГШ на основе общих «Соображений» сентября 41-го, наши стратеги разработали даже не два, а четыре частных варианта отражения агрессии-нападения…
Командно-штабные игры в Генштабе проводятся не «от неча делать», а по имеющимся на этот момент «планам войны» с вероятными противниками, которые утверждены к этому времени Главой страны. И на таких Играх и проверяется «практикой» то, что сочиняют генералы Генштаба в «теориях» – в «Соображениях» о развертывании своей армии на случай возможной агрессии-нападения соседнего государства. И к январю 41-го в ГШ имелись утвержденные в основе (одобренные Сталиным минимум) варианты отражения агрессии, которые и требовалось («по идее») проверить на подобных «Играх».
Однако на этих играх января 41-го проигрывалось не то, что было прописано в «северном и «южном» вариантах осени 40-го. И что было бы «проиграть» более нужнее и логичнее – немцы наносят свои главные удары по ПрибОВО-ЗапОВО, или КОВО, и мы размещаем свои главные силы против этих главных сил – по «вариантам» одобренным в сентябре 1940 года. По которым и стоило бы «проиграть» это размещение, чтобы выяснить и просчитать – насколько эти варианты жизнеспособны.
Collapse )